«Брак» по расчету

Бизнес давно, еще в невинные годы любительского тенниса, подбирался к нему с намерениями использовать этот вид спорта в своих корыстных целях.

После второй мировой войны, в период, когда началась подлинная капиталистическая вакханалия массового производства товаров ширпотреба, бизнес, преследуя свои цели, перешёл к более агрессивному «ухаживанию» за спортом вообще и теннисом в частности.

Технологические новшества, появившиеся на западных предприятиях, позволили наладить массовое производство некоторых товаров широкого потребления при сравнительно низкой их себестоимости. Чтобы сохранить высокую норму прибыли, предпринимателю стало жизненно важным организовать сбыт своей продукции населению в массовом масштабе, заставить потребителя покупать тот или иной товар вне зависимости, нужен ли он действительно ему или нет.

Делалось это различными способами. Тщательно изучался рынок, тенденции в потребительском спросе и, самое главное, отрабатывались приёмы искусственного стимулирования такого спроса у населения при помощи массированной и всюду проникающей рекламы, этого «кнута», которым, по бытующему на Западе выражению, загоняют публику в «нужное стойло».

Одним из самых популярных, активно употребляемых и поныне приёмов навязывания бизнесом своей массовой продукции покупателю стала реклама товаров через псевдоблаготворительные системы так называемого «спонсорства» и «индорсмента».

В первом случае капиталист финансирует какое-либо мероприятие, в том числе и спортивное, которое за это проходит под фирменным знаком спонсора, облагораживая тем самым его корпоративный «имидж» у населения, а заодно и рекламируя продукцию, которую он заинтересован реализовать как можно в больших объёмах.

Второй приём – «индорсмент» — непосредственно связан с использованием авторитета хорошо известной личности в сочетании с конкретным фирменным товаром.

Когда-то, в далеком уже 1985 году, победителя Уимблдонского турнира 17-летнего Б.Беккера сразу после финала спросили, почему во время спортивных выступлений он не снимает с руки часы в металлическом браслете? Борис иронически хмыкнул и объяснил, что именно за это он, практически неизвестный в те годы теннисист, получил от швейцарской часовой фирмы «Эбел» 25 тысяч долларов. На второй вопрос, — какие контракты подобного рода он ещё имеет, Беккер не ответил, дипломатично отослав настойчивого репортера к своему менеджеру.

Меняются времена, нравы, вознаграждения, но основные движущие силы, функционирующие за кулисами и около профессионального спорта, неестественный альянс с бизнесом продолжают существовать.